glasnost

Это последняя запись.

Пишет дочь Андрея.
Папы больше нет.

Прими, Господи, душу раба твоего Андрея и отпусти ему все его прегрешения.
Пусть земля Иерусалимская будет ему пухом.

Upd. Похороны 1 декабря в 15.30, Гиват Шауль
starche

Мимолетное армейское

Прочитал пост germanych'a про советскую армию. Да еще и с обещанием, что "воспоминания про Советскую армию последуют чуть позже." Сам-то я в армии не был. Закосил, так сказать. Но на месячные военные сборы пришлось, таки, съездить.
Году этак в 75-м, будучи в то время работником славной, ордена чего-то там, типографии им. Анохина, сделал я большую жизненную глупость. А именно — откликнулся на давно игнорируемые повестки в военкомат (то ли сильно пьян был, то ли с тогдашней женой перед ее днем рождения поссорился, но — пошел). Игнорировал я их вполне, впрочем, законно, имея утвержденный психушкой диагноз "психопатия астенического круга с неустойчивой компенсацией; суицидальность". Что означало "в мирное время не годен, ограниченно годен в военное время". Поскольку военного времени тогда не предвиделось…
Ну, прихожу я в это… Сидит там какое-то мудо в погонах и, глядя на меня скрипит: "Почему, блин, не стриженный!" (Надо заметить, что тогда я, хоть уже и не хиповал, но хайро носил, по привычке, соответствующее).
— Потому как — вольный! — ответствую по уставу, — Значит, право имею! (Простите, люди, молодой был, мудак)…
Ну, мудо тут аж взопрело. "Я те, покажу «вольный»! Значит, парикмахерская рядом. Подстрижешься — доложишься. А по пути — вот тебе повестки, разнесешь!"
Ну, беру я эти повестки, ему же в корзину вываливаю и говорю "Разнес" (не, точно, пьян был не в меру!). Ну, тут он и озверел! Выписывает мне, гад, повестку на военные сборы, да еще дает подписать бумагу, о том, что я, мол, ознакомлен с Законом, по которому уклонение от оных карается… Так я ж, грю, только в военное, и то — ограниченно! Это, грит, ничего. Имею право! (и так это ссука, на меня похоже сказал)… Так что явишься с вещами на ж/д вокзал в 1-15 по московскому.
Ну а сидеть мне тогда, как бы и не с руки было. Во, думаю, блин, приплыл! А у жены — днюха. Конина там закуплена, водовка, портвешок-с. Да…
Делать нечего. Заливаю я в грелку три бутылки коньячка, принимаю на грудь, сколько организм выдерживает, падаю в вызванную заранее тачку и отбываю защищать, так сказать. Погрузили меня, под наблюдением того же припогоненного в сортавальский поезд. Правда, в купе, где я и познакомился в двумя "коллегами" по несчастью. Одним из них оказался внук того самого несостоявшего финского петэна Отто Вилле Куусинена, вторым — следователь по особо важным делам республиканской прокуратуры. Принесенный в грелке коньяк сгладил некоторую принужденность и заложил основы добрых отношений в дальнейшем. В общем, просыпаться в Сортавалах было трудно.
А встретил нас там майор из ПУ ЛенВО, который произнес пламенную речь. Из нее следовало, что: если мы в течении месяца не расконсервируем и не "поставим на ноги" дивизионную передвижную типографию, то он просто боится представить, что с нами будет. Но! Если мы таки это сделаем и представим ему по десять экземпляров десяти номеров замечательной газеты N-ской военной части, то благодарность его не будет иметь границ (в разумных пределах, разумеется).
Ну, ознакомились мы с объектом приложения физических и интеллектуальных. Жалкое, надо сказать, зрелище оказалось: ЗИЛок, лет десять стоящий на вечном приколе с "Ромайером" у ем в нутре и прилагаемыми к оному "Ромайеру" ПЭКом (Передвижной Электрографический Комплект) и наборной пишущей машинкой (это, которая умеет кернинг менять) с гектографическими лентами. После непродолжительного изучения обстановки почему-то "сдох" прилагаемый к типографии дизель, оставив нас без электричества. Но эта авария сразу четко обозначила границы майорской благодарности (авансом): во-первых, нам разрешили ночевать — сперва для ликвидации последствий, а потом и так просто — на территории автопарка, непосредственно примыкавшего к старому финскому кладбищу, а не в казармах; во-вторых, сразу же доставили новый движок и в-третьих, почему-то разрешили не переодеваться в "партизанское", а ходить в штатском :-)
Дальнейшее изучение боевой обстановки привело к находке некого "Users manual", в котором с великой радостью обнаружилось утверждение, что для нормальной работы типографии необходима ежедневная протирка селеновых пластин чистейшим медицинским спиртом "без посторонних примесей". Спирту полагалось использовать 2,5 грамма на пластину. Что при наличии в комплекте 10-ти пластин давало 25 грамм. Явно недостаточно для полноценной работы!
Но следак не посрамил высокого звания "по особо важным" и за пол часа увеличил количество потребляемого селеном спирта в 10 раз (Или в сто? В общем превратил 2,5 миллилитров в 2,500 литров)! В результате, нам стали каждое утро доставлять граненый гостиничный графин с двумя с половиной литрами медицинского спирта, запечатанный сургучной печатью!
В общем, как говорится, сборы удались! Кто понимает, прикиньте: спирт, штатское, неограниченный, после отбоя, выход в город через кладбище!
Да, а газету мы напечатали в Сортавальской районной типографии всего за 2 литра спирта. Да еще на сдачу нас вермутом напоили. По рупь двадцать две.
И майор был счастлив. Правда только пока меня не арестовали. Следствие выяснило, что большая часть дивизионной типографии как-то перекочевала в мое личное антисоветское пользование. До-олго искали. Не нашли таки, спасибо раву Михаэлю, хорошо затарил!
Вот такое вот "столкновение с армейской действительностью.
starche

Пи-и-итер!..

После того, как приезд дочки и внучки (ни разу не виденной пока) становятся все более реальными, все больше заглатывает любовь к Питеру…
Ну как это объяснить, тем, кто не в Питере родился? Как объяснить, что ты мотался в него раз в неделю и ЖИЛ там… Как объяснить, что даже Иерусалим тебе гораздо меньше, чем Питер. Питер, построенный на костях, выживший только на жизнях жителей своих?.. Пи-и-итер!..
Ну почему я его так люблю?..




Collapse )
starche

Что-то крепко меня зацепило…

…старое стихотворение Цветкова:

Что-то рассудком я нынче нетверд,
самое время подать в неотложку,
Кант и Спиноза, Косыгин и Форд
сели на кухне, жуют понемножку.
В солнечном черепе мозг невесом,
сердце в куски от неистовой ласки —
выйду на кухню, пройдусь колесом,
всех расцелую в припухшие глазки.
Вон, за трубой, различаете, кто там?
Это же Бойль со своим Мариоттом.
Гей, долгожданные, с кем по рублю?
Форда не трону, Косыгина тоже.
Канта я, в принципе, больше люблю,
но и Спинозу обидеть негоже.
Форда за водкой гонять не с руки.
Канта трясет алкогольная рвота.
В комнате музыка, бьют каблуки,
Бойль в полонезе ведет Мариотта.
Дверь нараспашку, заходит сосед.
Справа Ортега, а слева Гассет.
Collapse )
starche

Стареем, блин!

Совершенно идиотский пост, человека, знающего СССР только по воспоминаниям людей много старше его:

"Вы жили в СССР, если:

- никогда не видели бомжей;
- никогда не видели роющихся в помойке собственных родителей;
- смотрели телевизор без рекламы;
- выбирали профессию не по возможности дорого трудоустроится, а по душе;
- когда за границей вас уважали, а не плевали в рожу все, особенно соотечественники;
- когда главной российской экспортной женской профессией не была проституция;
- когда вы ни разу не видели на улицах милиции с автоматами;
- и при этом могли гулять сами и отпускать детей сколь угодно поздно и куда угодно;
- когда для проезда через всю страну паспорт не требовался;
- и вообще никто документы при себе не носил;
- когда "армейский офицер" означало не "бедняк или вор", а просто уважаемую профессию;
- когда межнациональные конфликты, кровь, беспризорность, бездомность, нищета, организованная преступность, наркотики, детская проституция присутствовали только в сообщениях из-за границы.
"

Так вот, я, 1952 г.р. отвечаю:

— бомжей [вернее, по-нашему, "бичей"] видел неоднократно. Близко общался с ними только в ментовской камере, но и на улице они "тормозили глаз";
— собственных родителей, роющихся в помойке — не видел. Но пожилых людей, в достаточно большом количестве;
— телевизор смотрел "по необходимости" — мама работала на студии телевидения. С тех пор не смотрю;
— насчет "выбирали профессию…" сказать что-нибудь трудно, поскольку заработок зависел не от профессии, а от "места";
— насчет "уважали за границей", это вообще чистая ложь, поскольку за границу пускали только "своих" или "устроенных". Я в Швеции "неуважения" не чувствовал, поскольку был у родственников;
— "экспортной женской профессии" не существовало;
— милиция была, как правило, с пистолетами. Но и терроризма (во всем мире) тогда почти не существовало;
— бред сивой кобылы. Детей отпускали не "сколь угодно поздно и куда угодно". Были вполне стремные районы;
— паспорт требовался все время. Без него могли и "тормознуть" для выяснения личности;
— опять "бред";
— хорошо, не "бедняк или вор", а "хам и быдло";
— "межнациональные конфликты, кровь, беспризорность, бездомность, нищета, организованная преступность, наркотики, детская проституция" в сообщениях из-за границы присутствовали, потому что советская цензура никогда не допустила бы таких утверждений о Родине.
  • Current Music
    Андрей Макаревич & ОКТ - Тонкий шрам на любимой попе
  • Tags