Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

starche

(no subject)

Я уже вспоминал здесь о "Гласности", и даже неоднократно. Что поделать, не так много ярких моментов в моей унылой жизни…
И даже фотографию эту постил (опять таки — не так много их у меня). Но тогда я ограничился только перечислением имен, да и то в комментах. Хоть и хотелось рассказать о тех, кто на снимке, но замотался, отложил… А время пролетело нечувственно. Так что, Бог с ней, внешней канвой. Да и кому теперь интересен разгром нашей редакции в Кратово? А вот люди — люди качественные на снимке собрались.



Слева Нина Петровна Лисовская с братом Юрием. Нина Петровна — душа и совесть нашей редакции. О ней и Юрии здорово Толя Марченко написал в своей последней книге, "Живи как все":
«Одна из больших удач в моей жизни после Мордовии и до сего дня — это знакомство и дружба с Н.П. Женщина необыкновенной доброты, с высоким понятием о человеческом долге, она постоянно помогает всем, кто нуждается в помощи, попадает в поле ее зрения, даже сама разыскивает таких людей. Что мне особенно нравится — Н.П. делает это не напоказ, незаметно, по потребности своей души. Ее подопечные — не только политзаключенные, политссыльные и их семьи. Она помогает никому не известным старушкам, молодым людям, своим дальним родственникам. И ее помощь никогда не тяготит, не создает у вас ощущения неполноценности. У Н.П. с ее подопечными отношения на равных, дружеские, не формальные. Ко мне она всегда относилась как к родному, как к младшему брату, и у нее я чувствовал себя не как в убежище, а как в родном доме.
Я рассказал ей о своих приключениях, и мы вместе гадали, что может значить загадочное поведение властей. Когда наступило настоящее, но все еще раннее утро, мы позвонили Ире Белогородской и просили ее встретить Ларису и Саню на вокзале и привезти их к нам. Я опасался, что они могут возвращаться из лагеря с какой-нибудь письменной информацией и, не ожидая плохого, нарвутся на Ленинском проспекте на шмон. Этого еще не хватало!
Н.П. в этот день не надо было идти на работу с утра, и она принялась готовить завтрак на всех. Я от нечего делать вышел на площадку. Инстинкт или предчувствие толкнули меня выглянуть в окно. Сверху хорошо видна противоположная сторона улицы, проезжая часть со сквером посредине. Прохожие в утренний час спешат к автобусным остановкам. Но вот вижу: какие-то мужчины никуда не спешат, прохаживаются в сквере против подъезда Н.П., переговариваются между собой, поглядывая в сторону подъезда. Тут же стоит машина — тьфу, черт, прямо как в детективном фильме, именно черная «Волга». В ней трое или четверо в штатском, и к ним иногда подходят те, что следят за подъездом, что-то им говорят.
Я сразу понял, что это «мои» топтуны персональные. Проследили от вокзала или засекли по телефону? Будут ждать, пока я выйду, или сами придут в квартиру? Значит, все-таки «кошки-мышки»!
Я вернулся, Н.П. вышла на площадку, посмотрела и подтвердила, что да, ей тоже кажется, что за подъездом следят
.
Collapse )

История просто один в один с тем, что у меня было. Правда, повод у меня был не столь серьезный, как у Толи, да и времена уже были не такие людоедские. Но Нина Петровна не изменилась ни капли. Со мной вообще все было смешно и нелепо: собрались мы редакцией отмечать День политзека (первый для нас с Сергеем на свободе). А тогда за это еще винтили. Ну, мы и решили подстраховаться, кто как может. Основная толпа собралась у Киры Попова (в его многострадальной квартире к тому времени располагалась наша редакция). Тещу мою (она на снимке рядом с Ниной Петровной) свинтили под окном: она решила, что если из окна выпрыгнет, то до Пушкинской доберется. Ну и выпрыгнула. Прямо на мента. Тот от испуга взвыл: "Ася Абрамовна, Ваши документы!" и, не смотря на наличие паспорта задержал "для выяснения личности". pseudodemetrius (он и поправить может, если что) до Киры добрался. С топтунами на хвосте и каким-то молотком за пазухой. "Для самообороны". Пришлось разоружать. Вобщем, постепенно в квартиру народу набилось. Кто-то пошел посмотреть: как оно там, снаружи. И не вернулся. Кто-то пошел посмотреть: как он там, невернувшийся. И тоже не вернулся. Телефоны у нас у всех были отключены загодя, недели за две еще. Вобщем, вышел и я. Посмотреть, да и обзвонить тех, кого можно было. Меня одного уже не пустили, кто-то вышел следом и увидел, как на улице Гарибальди подошли ко мне три жлоба, двое взяли под руки, а третий, когда я рот открыл в попытке заорать: "Караул, КГБ!", врезал мне под дых, так что у меня весь крик через жопу вышел, а ноги сами к животу подогнулись. Что весьма способствовало упаковыванию моей длинной фигуры в подскочившую "Волгу".
Я сказал уже, что время было другое, странное какое-то, межеумочное. Уже отпускали, но кто-то еще сидел, уже не брали, еще не убивали и всем было непонятно что и как. Видимо от этих непоняток меня (потом выяснилось, что и с другими поступили как-то странно: кого-то до глубокой ночи катали в машине по Москве, кого-то из Новых Черемушек отвезли в 5-е отделение милиции, что возле Пушкинской) не в отделение повезли, а на Киевский вокзал. Привезли, объявили, что я злостно нарушаю паспортный режим (я был прописан не в Москве, а у Сергея в Боровске — после первой отсидки он купил там дом за 101-м) и потому высылаюсь по месту прописки. Купили билет на поезд "Москва–Одесса", отходящий через пару минут, погрузили в вагон и приставили двух провожатых "во избежание" и тронулись. А у меня в Москве любимая девушка! Которая знает, что меня свинтили, но куда и как сунули, просто узнать не может. И я прекрасно представляю ее состояние, а сделать ничего не могу! Вобщем, заявил я "провожатым", что напала на меня "медвежья болезнь": "Ну нельзя же так живого человека по животу бить! Если не хотите в обосранном купе ехать — а за мной не заржавеет — отпускайте в сортир." Посмотрели гады, и поняли — не заржавеет. Ну а уж из сортира через окно выскочить — дело техники. Тем более, что поезд, где-то в районе Кутузовского, сильно замедлил ход. От Кутузовского до квартиры Нины Петровны не так далеко было. А ключ она мне уже давно дала, на всякий случай. Вот и пригодился. Сам я, конечно, с ее телефона звонить не решился, и сидел, гадал как быть. Потом из автомата звякнул одной знакомой. Где я не сказал (ведь не знал, куда везли-то. Это сказали, что в Боровск, а там знай!..), попросил предупредить общих знакомых, что я соскочил и в безопасности. А тем временем rikin собралась ехать искать меня в кутузке по месту прописки. Нина Петровна ее одну не пустила. Заехали они за документами к Нине Петровне, а там… Вобщем, пока всех наших не отпустили, пока все не отметились, что у всех все в порядке, мы с rikin из ее квартиры нос не казали. И как же у нее и рядом с ней легко и душевно было!
… … …
А еще там на снимке — Сергей Григорьянц и Андрюша Бабицкий. Но они-то люди вполне известные и знаменитые :-)
А на нижней ступеньке стоит Сергей Иванов. Парень с Чистопрудненского семинара, один из программистов, обучавших нас не бояться компьютеров. И ведь выучил, что характерно! Последнее, что я о нем слышал, он стал шойхетом в Нью-Йорке. Жалко, что потерялись…
starche

п.N. Разное

1) Получил на мыло весточку по предыдущему посту: "Про майора Бэмбаева: в том же 92 году он завел дело по наркобизнесу на мэра Самарканда, в результате … был в розыске до 97 года. … Сейчас безработный." А в России, по сообщению новостных сайтов "Госнаркоконтроль обвиняет Минюст в лоббировании интересов наркоторговцев"… Что-то больно грустная картинка складывается :-(

2) Не смотря на/Благодаря очередному приступу мигрени и болям в правом локте довольно криво [но] заХэТэМээЛил первый кусок перевода на русский израильского "Тюремного устава" и выложил его на zeka_il.

3) Божественая литургия на иврите мне нравится гораздо больше, чем некогда привычная церковно-славянская.

И день прошел, как не бывало… ©

А куча недоделанных дел тщетно взывает к моей совести. Как говорят каторжане: "Где совесть была, там xyz вырос".