Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

starche

Стареем, блин!

Совершенно идиотский пост, человека, знающего СССР только по воспоминаниям людей много старше его:

"Вы жили в СССР, если:

- никогда не видели бомжей;
- никогда не видели роющихся в помойке собственных родителей;
- смотрели телевизор без рекламы;
- выбирали профессию не по возможности дорого трудоустроится, а по душе;
- когда за границей вас уважали, а не плевали в рожу все, особенно соотечественники;
- когда главной российской экспортной женской профессией не была проституция;
- когда вы ни разу не видели на улицах милиции с автоматами;
- и при этом могли гулять сами и отпускать детей сколь угодно поздно и куда угодно;
- когда для проезда через всю страну паспорт не требовался;
- и вообще никто документы при себе не носил;
- когда "армейский офицер" означало не "бедняк или вор", а просто уважаемую профессию;
- когда межнациональные конфликты, кровь, беспризорность, бездомность, нищета, организованная преступность, наркотики, детская проституция присутствовали только в сообщениях из-за границы.
"

Так вот, я, 1952 г.р. отвечаю:

— бомжей [вернее, по-нашему, "бичей"] видел неоднократно. Близко общался с ними только в ментовской камере, но и на улице они "тормозили глаз";
— собственных родителей, роющихся в помойке — не видел. Но пожилых людей, в достаточно большом количестве;
— телевизор смотрел "по необходимости" — мама работала на студии телевидения. С тех пор не смотрю;
— насчет "выбирали профессию…" сказать что-нибудь трудно, поскольку заработок зависел не от профессии, а от "места";
— насчет "уважали за границей", это вообще чистая ложь, поскольку за границу пускали только "своих" или "устроенных". Я в Швеции "неуважения" не чувствовал, поскольку был у родственников;
— "экспортной женской профессии" не существовало;
— милиция была, как правило, с пистолетами. Но и терроризма (во всем мире) тогда почти не существовало;
— бред сивой кобылы. Детей отпускали не "сколь угодно поздно и куда угодно". Были вполне стремные районы;
— паспорт требовался все время. Без него могли и "тормознуть" для выяснения личности;
— опять "бред";
— хорошо, не "бедняк или вор", а "хам и быдло";
— "межнациональные конфликты, кровь, беспризорность, бездомность, нищета, организованная преступность, наркотики, детская проституция" в сообщениях из-за границы присутствовали, потому что советская цензура никогда не допустила бы таких утверждений о Родине.
  • Current Music
    Андрей Макаревич & ОКТ - Тонкий шрам на любимой попе
  • Tags
starche

Грустно…

Дочь Володи Сквирского переслала мне письмо, которое она отправила на "Рамблер" в связи с публикацией ими материала, посвященного "Дню работников органов безопасности". С ее разрешения, привожу отрывки из этого письма (hithlin спрашивал меня: "Кто такой герой этой публикации"):

«…Фактически вся статья посвящена моему покойному отцу, который был одним из многочисленных диссидентов. Таким образом, содержание соответствует духу брежневских 70-х годов. Очень жаль, что Вы не нашли действительно достойной темы к этому празднику. Содержание статьи не соответствует ни заголовку статьи, ни отмечаемому “Дню работников органов безопасности”, но только качественно подчеркивает сферу деятельности этой организации — я хочу напомнить, что были и другие методы деятельности работников “органов безопасности”: помимо искусственной подтасовки политических дел в уголовные использовались психиатрические больницы…
Хорошо зная окружение моего отца, я никогда не видела этого человека [Насонова — antik] и не слышала его имени. Так же не слышал о нем никто из большинства друзей моего отца. Поэтому возникает вопрос о достоверности этих ”воспоминаний”.
… …
Организация НТС хотела передать деньги для типографии СМОТа, московским отделением которого руководил мой отец, в 1977 году, а ни как не в 1986. Мне не известно о членстве господина Насонова ни в московском, ни в других отделениях СМОТа. Возникает вопрос, каким образом он получил эти сведения.
Что касается источников материального обеспечения моего отца после его освобождения, то хотелось бы напомнить, что бывшие политзаключенные не имели возможности работать по специальности. Поэтому мой отец работал в котельной, да и я ему помогала по мере возможности.
Мой отец всегда притягивал к себе множество молодых людей, чем очень раздражал КГБ. Он был всесторонне образованным человеком, интересным и блестящим рассказчиком. На зоне уголовники к нему обращались “профессор”. Утверждение о его косноязычии смешно.
Что касается “переквалификации себя из уголовника в политического”, то и первый суд над моим отцом был закрытый, а точные сведения о процессе можно получить у его адвоката господина Генриха Падвы. В одном из выступлений Генрих Падва привел в пример дело моего отца как одно из первых политических дел, выданных за уголовное.
Есть такое правило у Людей: ”о мертвых либо хорошо, либо никак”… КГБ преследовало и чернило моего отца при жизни, а рупор КГБ господин Насонов продолжил это через 14 лет после смерти.
Лариса Владимировна Сквирская»


Правда, я думаю, что определение "рупор КГБ" эта мразь воспримет, как комплимент…
starche

Вопросы, вопросы…

Когда-то, кажется что давным-давно, я создал сообщество zeka_il. Мне казалось, что тема для нас (репатриантов и иммигрантов) весьма актуальна: "от тюрьмы и от сумы…", но оно так и закисло. Видимо, потому, что местные средства массовой информации своим вниманием пенитенциарную систему не оставляют. Вон, как подробно освещали всенародные поиски знатного насильника и причины его бегства (как будто для побега из тюрьмы нужна особая причина!). Но вот сегодня я узнал, что позавчера в Беер-Шевской тюрьме зэки захватили заложников, протестуя против тяжелых условий содержания и беспредела ментов. Кому-нибудь попадалась эта новость в израильских СМИ?
starche

Акция

…одна из немногих, к которым не могу не присоединиться:

Подпиши петицию за создание международной следственной комиссии по расследованию убийства Анны Политковской

(Промежуточный линк на сайт Радикальной партии заменил на исходный, т.к. несколько покоробил их заключительный аккорд, типа: "Пусть все поймут, что нельзя убивать журналистов!")
starche

Для памяти, из christianin_il

Отличная статья Алексея Малютина на "Кредо.ру":
Внешне — о ситуации в Сурожской епархии, по существу же — о положении в русской церкви сегодня. Грустно.
«Нынешнее "сергианство" более жесткое, и, если угодно, более"сергианское", чем советское, потому что оно лишает Церковь свободной соборной жизни "добровольно", в условиях отсутствия гонений на веру.Допустим, что советские иерархии сращивались с властью, потому что в противном случае им и Церкви грозило уничтожение. Почему же с преступной коррумпированной властью сращиваются иерархи сегодня? Или все-таки не животный страх смерти, а своеобразная животная же "жажда жизни" — главный нерв "сергианства"?»
starche

(no subject)

Trium
От полной безчтивости — все скачанные книги остались на пребывающем в состоянии клинической смерти компе, а твердые все прочитаны и, некоторые, не по одному разу — полез я воткнуться во что-нибудь умное на «Публичные лекции Полит.ру». Сказать, что совсем уж зря, не могу. По крайней мере, пара–тройка качественных и не безразличных мне материалов там нашлась. Но вот зацепила «на высказаться» как раз, лекция, заявленная, как выступление Валерия Абрамкина, но из-за его опоздания превратившаяся в бенефис некой Людмилы Альперн, дамы восторженной, и о Валерии Федоровиче говорящей исключительно с придыханием. Так что, соответственная рамочка следующим мыслям Валеры была создана.
А мысли, надо сказать, сильно неоднозначные.
Для начала стоит сказать, что к Валере я отношусь с огромным уважением. Сидел человек тяжело и честно, отбухал подряд два срока по 190-прим и вообще, мужик на редкость правильный и человек интересный. Но… Существенным недостатком его, с моей точки зрения, является интеллигентность. И, как любой интеллигент, зону он сильно романтизирует. Не смотря на то, что сам ее нахавался в полной мере.
Я хорошо помню тот единственный его проект, в рамках «Тюрьмы и Воли» (в то время недолго называвшейся совершенно зубодробительно: «Общество по гуманизации пенетенциарной системы» — ну и кто из зэков это без запинки выговорит?) Тогда Валера, если не ошибаюсь, после Красноярского бунта, выдвинул фантастическую идею — зэки и менты должны объявить совместную забастовку с требованием гуманизации условий содержания в местах лишения свободы. (В одном он был безусловно прав, когда утверждал, что ментам живется не слаще, чем зэкам. Не даром у наших просто говно кипело, когда они слышали: «Начальник, я-то здесь по приговору и на время, а ты по своей воле и навсегда!»)
Ну, казалось бы, предложил — и предложил. Мало кто когда чего ляпнет! Так Валера разместил свое предложение, где на правах рекламы, а где и подписав журналиста на скуп, во множестве популярных тогда газет: «Комсомольской правде», например… И это — прекрасно понимая, как зэки относятся к печатному слову, сколько лагерных параш о грядущей амнистии, о «закулисной борьбе в Кремле», чреватой всеобщей помиловкой и пр., высасывается из гораздо более пустых текстов. Хорошо, что на эту телегу обратил внимание Сергей Адамович Ковалев, в то время — уполномоченный по правам человека при ВС СССР. Человек достаточно трезвый и мало очарованный светлым образом «зэка–Богоносца», он прекрасно понял, в какое мочилово по зонам может превратиться эта акция. Ведь не даром одним из самых тяжелох нарушений режима был отказ от работы. То, что на забастовку поведутся и менты, он, естественно, не верил. И при Верховном совете срочно была создана группа наблюдателей, в которую входило и немало бывших политзэков, чтобы попытаться хоть как-то предотвратить самые тяжкие предполагаемые последствия этого призыва. Нам выдали грозные бумаги на бланках и с печатями Верховного совета СССР и даже связались с почти всеми отделами ГУИТУ на предмет «содействия группе наблюдателей ВС». Мне, как человеку знакомому с положением в республике, выпала Карелия. Прокатились мы тогда с фотографом по всем точкам — от СИЗо до «тубзоны» и строгача, заглянули в каждый «трюм», пообщались с ментами и зэками. Жалко, что мой тогдашний двухполосный материал об этом в «Демократической России» пропал. Единственное, что я нашел в сети — статья в республиканской газете присоединившегося к нашей группе уже в Петрозаводске Эдика Хямяляйнена, бывшего питерского политзэка.
В общем, слава Богу, обошлось без больших эксцессов. В Карелии на призыв Абрамкина повелись только три–четыре человека, их, естественно, загасили в трюм, но больших претензий по этому поводу у них не было, знали, на что идут. Да, вобщем-то, уже тогда зоны не обрабатывали сами себя, производство пробуксовывало, так что большинству, особенно семейным, отказываться от работы было не резон.
Впрочем, вся та масса нелестных слов, которую Валере пришлось тогда выслушать, в том числе и от самых уважаемых им людей, от романтизации зоны его не отучила, судя по этой лекции. Личный опыт, блин. Я помню, как меня зацепило в одной, давно забытой монографии по лингвистике утверждение, что студенты третьего курса на фольклерной практике записывают гораздо менее точно, чем первокурсники. Просто они уже знают, «что они должны услышать», вот и слышат то, что «должны», а не то, что на самом деле произносится. Советский интеллигент совершенно точно, из книг, дворовых баек, из всего «опыта своей духовной жизни», совершенно точно знает — как оно там, на тюрьме. И иногда «попадает», если не научается «сечь поляну». А иногда — нет. Включается в игру «жизнь по понятиям» на полном серьезе, да и человек он хороший и — проносит Бог. И тогда всю оставшуюся жизнь он проживает с убеждением, что встретился с «народом–Богоносцем», с благородными Жанами Вальжанами, что — так надо жить.
И вот Валера совершенно искрене, на протяжении трех абзацев заявляет:

«В зоне нет убийств, нет краж.
… … …
…За шесть лет мне лично пришлось участвовать в убийстве семи человек.
»

И?..

И еще не могу удержаться от цитаты:

«Один из моих докладов назывался “Тюремная разборка как возможная модель российского правосудия”. Это я не для экзотики. Я думаю, что если бы реформаторы изучили опыт тюремных разборок, они, может быть, и поняли бы, каким должно быть российское правосудие. В этом докладе я говорил о том, что, прежде всего, в зоне используются принципы традиционной культуры, обычного права. Но скажу больше: в основе тюремных разборок лежит библейское, даже евангельское правосудие.»

Это даже не пиздец. Это — ПИ-И-ЗДЕ-Е-ЕЦ!, для того, кто личо сталкивался с толковищем. При мне, уже в осужденке, «судили» одного «козла». Он по прошлой ходке то ли шнырем был, то ли нарядчиком, не помню уже. И вспоминать не хочется. Вмешиваться я не имел права, так как уже поставил себя на «хата у нас одна, а малины разные», но ощущение грязи и собственной трусости за то, что не вступился — осталось.
Впрочем, собственные тюремные воспоминания — как-нибудь потом. Хотя в них ничего особо «страшного» нет. Да, скученность (10-11 человек в камере 3х3х3), да грязь, вонь и неизбывный запах дуста, при помощи которого боролись в платяной вшой, посыпая им матрасы, чужого дерьма из незакрывающегося очка. Да, по началу, совершенно чуждое окружение, с которым непонятно, как себя держать… Впрочем, если держать глаза открытыми, а рот закрытым, то быстро принюхаешся и найдешь свое, и даже не самое отстойное, место и в этом мире.
Впрочем, что-то меня понесло. Расписался, пока дети спят :-)
Хорошо, все же, когда не один компьютер в доме. Есть хоть чем-то купировать ломку, как когда-то «кодой-с-ноксом» (кодеин с ноксироном, для тех, кто в танке).
starche

Дрек мин Перес

Послушал Переса по "решет Бет", Остался в недоумении...
Выражая соболезнования испанcкому народу (внимательно сию станцию слушающему и ивритом уже овладевшему), он почему-то забыл посоветовать им срочно вступить в переговоры с террористами! А как же "террор можно прекратить только путем переговоров и заключения справедливого мира"?
Бедные испанцы, как же они без переговоров...
starche

Дорога — учитель жизни

Тремп в микроавтобусе, набитом магавниками (впрочем, для меня место нашлось). Бакланьё-бакланьём! "Арсы", по-местному. Четверо "руских", но из той же оперы. Что называется: "на улице приблизился бы только подраться"… Блатной базар: "Ахи! Хайеха!" ("Браток! Жизнью клянусь!") Но до чего хороши ребята! На своем месте,а? Какое счастье, что не на зоне "за старушку", а гордые тем, что защищают страну, детей… И по делу гордые! Нам было легко друг с другом всю, пусть недолгую, дорогу. И мы даже взаимно друг другу понравились ;-)
И счастливо наше общество, что может "канализировть" асоциальные задатки на социальные цели. А, главное, ребята из армии придут вполне социализироваными, вписанными в "мирную" нашу жизнь. Может потому так низок уровень преступности в стране? (Я, честно говоря оЪуел, услышав, что "в организованых преступных группировках Израиле числятся" аж 800 человек!!!
И вспомнился мне давнишний разговор с приятелем — милым московским мальчиком из о-о-о-чень интеллигентной семьи, попавшим в МАГаВ. Выломился оттуда он через тюрьму с 21-м профилем. "Ты представляешь! Ни одного человека с которым можно поговорить! Никто не читает! Это, это, это…!" ("А чё говорить-то?")
Он там был очень не на месте :( Это все равно, как у Фенимора Купера подменить Натти Бэмпо Паганелем. Что сам подохнет — ладно, его проблемы, а вот друзей подставит под томагавки ирокезов — всех и сразу. Не могут Паганели быть пионерами :(

(A propos: Всегда мне нравился Пионер–Следопыт–Зверобой, но кликуха, в каких-то проходных тусовках, была — "Паганель" :-(… Хорошо, что на зоне сменили на "Шланг"="Удав". Сразу человеком себя почувствовал!)
  • Current Music
    SalyamAleykumBerlin.mp3
starche

Ностальгическое

Дискуссией о смыслах навеяло…

Пока мы там у прокуратуры развлекались,



серьезные дяди в серьезном городе Парижополе об этом серьезные статьи писали. В "Русские серьезные мысли".



А теперь газета стала называться "Русская православная, МП(б), мысль"… И печатается в ней — Б'Лев :-(