Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

starche

20 лет на свободе и все еще не сел?!

Ровно 20 лет назад слез я с поезда в Москве. Такой вот, примерно:



Предшествовало это много всего: и выпрыгивание из подконвойного купе, поездка на север Томской области и знакомство с замечательной ссыльной, развлекуха в Кривошеинском почтамте, откуда мы с ней пытались позвонить в Мюнхен Крониду, чтоб поздравить его с днюхой, а нам не давали. И еще встречи: Юра Шухевич, Георгий Фаст… Оттянулся по полной, и сдался. Справку-то об освобождении получить надо. Ну а через пару дней — Москва. Сам в ватничке весь такой из себя, справка об освобождении в кармане, и идти — некуда. Всю дорогу крутилось в голове из Такубоку:
Так захотелось просто быть в пути.
И ехать в поезде. Поехал...
А с поезда сошел, и некуда идти.

Идти и в самом деле было некуда. Жена бывшая, еще на зону развод прислала, да и когда второй срок крутили на ссылке, постоянно шантажировали лишением родительских прав, с матушкой тоже весьма напряженные отношения были…
Приятель обещал приютить на несколько дней — мы с ним до ареста раза три встречались. А потом? Не то, чтоб страшно было, скорее зябко и непонятно. А для зека хуже нет, чем "попасть в непонятное".
А еще в этот день праздник был — Вход Господень с Иерусалим. И думалось — как Он, зная, на что идет, эти радостные лица и пальмовые ветви воспринимал?.. Что думал? Но как-то все это на заднем плане.
И вот выхожу я из вагона, Володю высматриваю, втайне опасаясь не узнать за давностью лет и паршивой памяти на лица, и тут — салют! Во все небо!!! Во, думаю, перестройка,а? Москва вход Господень в Иерусалим салютом отмечает, надо же! И почему-то сразу успокоился. Тут и Володя ко мне подошел. Обнялись, по спине друг-друга похлопали... Он мне и объяснил про День космонавтики. Но все равно, тревога пропала уже.
А потом московская жизнь началась. Суматошная, напряженная и, первое время, когда еще казалось, что что-то сделать можно, счастливая.
Потом, только любимая rikin держала. Потом и она поняла, что "мама, папа и кошка", это еще не все и мы уехали.
Началась просто жизнь.
Адреналинчику бы…
starche

Дебют

Дщерь впервые снялась для рекламы:



для постера, не для журнала, но довольна как паровоз и горда как Бобик.
starche

Обломчик

Обнаружил (практически случайно), что оба зеркала моего сайта "О камнях Иерусалима", и на Народе, который .ру и на Геосайтах, которые .com, накрылись. Или закрылись. За неухоженностью. Жаль, кое что из того контента хотел со временем переложить на "Христиане Святой земли". Все руки не доходили, времени не хватало. Теперь вот копайся в черновиках, восстанавливай тексты и фото. А на это где время найти? Обойдусь.
Ладно. Нынче сайтов об Иерусалиме вагон и маленькая тележка, так что никто не пострадает. А ведь когда-то на русском — первый был. Пустячок, а вспомнить приятно. Что ж, проехали. Поезд ушел и рельсы разобрали. Хочется верить, что, в какой-то степени, толкачом послужил…
starche

Мемуаразм, однако!

Только вчера, по случаю, рассказал по дороге на объект шефу одну байку (уж больно к слову пришлась), а сегодня натыкаюсь вот на этот пост. Значит, судьба.
Какое-то время я жил у Паулино с Сашкой на Слоновом. В двух домах от Красной конницы и в пяти домах от пивнухи на 7-й Песчаной, где "у нас было". Сашка молотила за дворника, а наше утро, как правило, начиналось с охоты. Пошатываясь и держась за головы, мы выползали на Мосбан к приходу петрозаводского поезда. Становились на выходе с перрона и высматривали смутно знакомые лица. При обнаружении раздавалось: "О, …ля! привет! Какими судьбами! Надолго к нам? А у нас сотрудник не приехал. Зря только тащились в такую рань. Слушай, а пошли, пивка глотнем, а?" Ну и дальше, что говорится, дело техники. В результате пассажир, с большой долей вероятности, раскручивался не только на пиво. Пауль, обаяшка под два метра, с располосованной железным прутом на Неглинском кладбище квадратной физией, был необыкновенно уговорчив. Я же (метр девяносто два, сутулый очкарик), выступал в качестве интеллигентной поддержки. В общем, сбоев почти небыло, т.к. петрозаводчане в Питер за колбасой мотались регулярно. И не только за колбасой, конечно. На этом мы и погорели.
Сперва-то нам показалось, что пруха подвалила. Совершенно необыкновенная. Встретили мы какого-то клиента, которого жена в питерский "Альбатрос" за итальянскими сапогами послала. До Васькина острова мы его довезли и "Альбатрос" показали. Говна-пирога проблема. А в "Альбатросе" Паулино шаманить начал. Это был высший класс артистической выставки! В результате из магазина мы вышли без сапог, но зато с восьмью бутылками "Гордонс драй джин", энным количеством горького индийского тоника и зимним тельником в качестве утешительного приза земляку.
Первую дозу мы приняли еще в Гавани — душа давно горела. Продолжили в трамвае и метро. Из горла, естественно. Пассажир, сломленный муками нечистой совести и непривычным пойлом сомлел. Пришлось везти его на Мосбан и пристраивать на скамеечке. (Мы были твердо уверены, что к отходу поезда его "разбудим, в поезд посадим и с собой дадим, чтоб голова не болела"). Хер-вам-там! Зная, что Сашка на нас отвяжет Джека, решили мы домой не идти, а продолжить в антисанитарных условиях, в парадном на Лиговке. И, соответственно, продолжили. И продолжали, сидя на ступенечках до тех пор, пока в параднячок не ввалился наряд ментов, рыл десять. Оказывается, из чисто эстетических соображений (арочные окна, мраморные ступени и прочая халабуда), мы выбрали именно то парадное, где находился опорный пункт!
В общем, повязали нас, обшмонали нас. Напоминаю, год был, ежели память не врет, 74-й. В сумке "Гордонс", в кармане "Марлборо" и "Беломор"… Слышу, в соседней комнате старшой по телефону докладывает: "Серьезные клиенты. Присылайте усиленный". Цирк! В голове явственно звучит: "Временно не работающие … … …, без определенного места жительства и т.п."
Вобщем, пора разводить чернуху.
— Откуда дровишки!
— Начальник, мама из Швеции привезла, вот, приехал друга угостить, а у него жена … … …! Ну и присели, где людей поменьше.
Начальник "пробивает маму по ЦАБу". Начальник связывается с Петриком. Начальник делает круглые глаза, отдает пойло и мрачно говорит: "Еще раз в нашем районе встречу, зарою, не смотря на маму! Поняли?" Хер-ли ж не понять? Главное, оставшиеся 2 с лишним литра вернули! И сигареты.
Ну а на Мосбан мы после этого до-о-лго не показывались. И даже на работу устроились. Вернее, Пауль устроился. А я куда-то пропал. Потом нашелся, но это уже другая история ©
starche

Иерусалим, но не тот…

Устал, не выспался, настроение ниже плинтуса, но по сравнению с самооценкой, — на недосягаемой высоте. Семейство дружно храпит в 6 ноздрёв и даже кошки не требуют жрать а пес не рвется на прогулку. Жена побаловала табачком и посему, вместо вечной сигареты, похрюкивает трубка и монитор, время от времени, затягивается клубами ароматного дыма.
Вспомнилось мне, ни к селу, ни к городу, как, запрыгнув в Джанкое на товарняк, обнаружил я в углу порожнего вагона кучу табачных листьев, килограмма на 2-3. А дошел я к тому времени, без курева и жрачки, вполне основательно. Не до аска, конечно (вот странно: несмотря на всю свою хиповатость, аскать никогда не мог; если уж только совсем у своих), но до вполне ощутимого голодняка. Впрочем, пара трубочек, выкуренных на краю несущегося на север вагона, голодное бурчание в животе утихомирили. Мадам де Пре тихо сопела за левым плечом и будущее казалось ясным и безрадостным. Из универа я к тому времени с треском вылетел и о восстановлении, слава Богу, и думать не мог. Правда, от армии, с Божьей помощью и при поддержке матушкиного приятеля, главврача республиканской психбольницы, отмазался, но как-то "устраиваться" в этой жизни не хотелось совершенно. Хиповский тусняк надоел и стал безумно скучен, творческие свои способности я оценивал реально, то есть понимал, что ни отцом нового слова в исторической науке, ни литературного шедевра, мне стать не светит, девушки меня не любят, и вообще: "кому ты, на хер, нужен, Джо!" Где-то позади остался Коктебель, Дом поэта, "суровый лик принцессы Таиах" и весь Серебряный век, а впереди маячил Петрозаводск, работа кочегара, дворника и бессмысленное пьянство со случайными персонажами… Хорошо было, душевно!
И самое смешное, что никакого "вдруг" мне тогда не было. А просто приснился, на подъезде к Запорожью, под "до-дес-ка-ден" город Иерусалим. Не помню, был ли он во сне похож на тот реальный город, в котором я сейчас живу, но был он пустынен, необыкновенно хорош и я ехал к нему. (И ведь совершенно непонятно, почему "Иерусалим"; был я в то время, не то чтобы совсем не религиозен, а все больше, по общей прихипованности, на дзэн-буддизме зависал).
И не то, чтобы тоска ушла куда-то, нет. Просто стала она более осмысленной, что ли, органичной. Тем, без чего не добраться до этого города, дорожным неудобством, с которым мирятся, как с грязным сортиром в вагоне. А потом все забылось. На колхозном поле я набрал кукурузы, сварил ее в ржавом ведре и наконец-то наелся. Потом поехал домой, к унылому пьянству, забыл этот сон, но слово "Иерусалим" с тех пор наполнилось каким-то смутным содержанием, перешло из категории "словарных" слов в категорию личных.
starche

Заслужил ли?

Вчера, на обратном пути из Гуш Катифа, с тусовки против плана размежевания, получил в автобусе от активиста местного "Еврейского Мемориала" товарища Арье Бергера гордое звание "гойской морды" с предложнием "валить отсюда". Возгордился. Потом подумал, а достоин ли? (Есть во мне некая неуверенность в собственной значимости, каюсь…)
Поскольку юзер я халявный, опроса провести не могу. А понять хочется. Посему прошу дорогих френдов, особенно знакомых со мной офф-лайн, высказать свое мнение: таки достоин или нет?
(Вопрос "валить–не валить" не обсуждается за безальтернативностью)
  • Current Music
    Александр Вертинский - Палестинское танго
starche

Дела общинные

Сегодня на литургии в храме св. Николая были гости с Севера из Центра. Здорово! Наконец-то мы начинаем как-то объединяться. Спасибо тем, кто организовал автобус! К сожалению, в храме я снимал на аналоговую камеру и теперь нахожусь в тяжких раздумьях: как бы перегнать на комп хотя бы проповедь о. Александра… Я уж не говорю о чудесных кадрах детей в храме.
А потом мы все вместе посетили Александровское подворье и Фаран (Лавру преподобного Харитона).

Faran


Не легка дорога к храму…


agapia


Братская трапеза в Рамотском лесу
starche

Из автобуса

Подсмотрен вариант "насрать" недоброжелателю:
Покупаете баллончик быстротвердеющей пены и поливаете егойный дуд-шемеш. Годится только для израильтян… Я представил себе, сколько этот мудак заплатит за электричество… А если еще и не целиком заливать? (Как часто вы проверяете свой дуд шемеш?)
starche

«Не пивом земля полита, В каких не пытай краях…» © А.Галич

Навеяно постом adagamov.info:

Когда проводишь, последние 5 лет, четверь жизни в автобусах и ожидании оных (2,5–3 часа до работы "и примерно столько же обратно" © С. Довлатов), приходишь к выводу, что провести их надо с максимальным уютом даже и в таких условиях. Так, чтоб не было мучительно стыдно (© … … …). Спать, как правило, мешает всеобщая телефонизация населения, читать — усталые почти всегда глаза (работа у меня такая). Однако ("а жить-то хочется, а жить-то надо: вот и живешь с кем попало!"), некоторый выход был найден: в автобусе можно пить!
В Америке, я слышал, распивать в общественных местах можно, только спрятав бутылёк в бумажный пакетик. В России (в мое время) и это не помогало: прячь—не прячь, повинтят, как маленького ("ты можешь жить любя, ты можешь жить грубя, но если ты не мент, заметут и тебя" © Б.Г.) Но в нашем "полицейско-религиозном", по определению олим ми-Руссия, государстве до такого тоталитаризма еще не дошли. Я, правда, соблюдаю некоторые правила, ритуал, так сказать, но не уверен, насколько он помогает. То есть, за пять лет ко мне ни разу не прибодались, но благодаря ли придуманным мною правилам, или просто так — право, не знаю. Тем не менее, готов предложить опробованный рецепт обетованцам и гостям Святой Земли. Итак, несколько несложных правил:
Во-первых, рекомендуется покупать приличные вина (а я, грешный, только вина пью), в, желательно, фирменных бутылках (хорошо и смотрятся, и идут вина испанские, в бутылках, оплетенных металлической нитью, итальянские, с яркими этикетками и довольно вкусные, из местных — Тишби и Ротшильд. Аранжировать лучше бастурмой (в "Тив-Тааме" продают что-то максимально приближенное к эчмиадзинской), ро-бэконом, не жирным окороком. Хороши, также, твердые сыры. И, конечно, горячий лаваш, или мацнакаш (который здесь называется "лехем марокаи"). Вобщем, аранжировка должна быть а) вкусной и б) не пачкающей ни руки, ни окружающую среду.
Вальяжно расположившись на сидении автобуса (лучше без соседей), рекомендуется достать салфетку, постелить ее себе на колени и живописно разложить на ней аранжировку. Неспешно вкусить. Задумчиво оглядеть салон. После чего можно достать заветный бутылек, штопор, и — открыть. Но сразу не пить. Поводить под носом горлышком, с тем, чтоб оценить аромат, посмотреть на просвет (бутылка темная, но это ничего), и только после этого приложиться к горлышку, задумчиво глотнуть, поцокать языком и завести глаза к потолку. Опять вкусить аранжировки, и после этого спокойно пить, пока не кончится бутылка.
Поверьте, за пять лет — ни одного замечания. И домой приезжаешь весьма удоволенный.
Дерзайте!